Жизнь до и после инсульта
Prosimptomy.ru

Медицинский портал

Жизнь до и после инсульта

Инсульт. Жизнь до и после

Константин Александрович Крулев – практикующий врач, автор нескольких книг и ряда статей в медицинских журналах. Работает в НИИ скорой помощи, в отделении реанимации. Занимается научной работой в сфере изучения проблемы атеросклероза.

Из его новой книги “Инсульт. Жизнь до и после” вы узнаете об инсульте всё: как избежать, что делать, если это произошло, как восстановиться после. Это книга, которая должна быть в каждом доме! Здесь нет лишних сведений – только информация, понятная абсолютно всем и жизненно необходимая.

Часть I. Инсульт 1

Часть II. Факторы риска инсульта 6

Часть III. Реабилитация после инсульта. Уход за больными 18

Дополнительная информация Если пациент без сознания 24

Константин Крулев
Инсульт. Жизнь до и после

© ООО Издательство “Питер”, 2017

© Серия “Семейный доктор”, 2017

© Иллюстрации А. Крулев, 2017

Предисловие

Почему вы решили купить эту книгу? Наиболее дальновидные из вас хотят узнать, как предотвратить такое тяжелое заболевание, как инсульт. Другие уже перенесли его, либо это случилось с их родными. Беседа с лечащим врачом не помогла полностью разобраться в происходящем. Противоречивые сведения из интернета запутали еще больше. Специальная литература, предназначенная для врачей, слишком сложна для понимания людей, не имеющих медицинского образования. Остается последний вариант – прочитать книгу, написанную врачом для пациентов и их близких.

Когда я писал эту книгу, то часто вспоминал беседы с родственниками моих пациентов, проходившие в приемные часы больницы. Нередко у меня складывалось впечатление, что, услышав краткие сведения о состоянии здоровья больных, они хотели задать какой-то важный вопрос, но не могли его сформулировать.

Чтобы облегчить вашу задачу, я отобрал часто встречающиеся и наиболее грамотные вопросы и подробно ответил на них.

Что такое инсульт? Кто может им заболеть? Есть ли у врачей какие-нибудь секреты, позволяющие быстро помочь при инсульте или эффективно предотвратить его? Все это я постарался описать в книге, которую вы держите в руках.

Великий ученый М. В. Ломоносов писал: “Один опыт я ставлю выше, чем тысячу мнений, рожденных только воображением”. Именно поэтому я поместил в книгу случаи из своей практики, которые иллюстрируют теоретическую часть повествования, помогают отличить важное от второстепенного, а также, я надеюсь, уберегут читателей от типичных ошибок.

Часть I. Инсульт

Глава 1. Кто может заболеть инсультом

Прежде чем ответить на этот вопрос, я хочу вспомнить один случай, произошедший во время моего обучения в институте на кафедре рентгенологии. На зачетном занятии преподаватель выдал мне два рентгеновских снимка. На снимке легких был хорошо заметен “шарик” с небольшим просветлением в верхней его части – четкий признак абсцедирующей пневмонии. На втором снимке был запечатлен поясничный отдел позвоночника пациента, страдающего остеохондрозом.

Преподаватель остался доволен поставленными мною диагнозами и их обоснованием, но решил задать неожиданный для меня дополнительный вопрос. “Как вы думаете, – спросил он, – кто может заболеть абсцедирующей пневмонией?” “По-моему, каждый, – ответил я. – Тяжелая простуда может у кого угодно вызвать такую болезнь”. “Нет, – прервал преподаватель мои рассуждения, – абсцедирующая пневмония у кого угодно не возникает. Это редкое заболевание, и поражает оно людей с резко ослабленным иммунитетом, как правило, хронических алкоголиков. Ну, а кто заболеет остеохондрозом?” Я долго молчал, пытаясь придумать, какие факторы могут вызвать поражение поясничного отдела позвоночника. “А вот остеохондрозом действительно заболеет каждый из нас – это расплата человека за прямохождение”.

Конечно, я и раньше знал, что есть редкие болезни, к которым предрасположены небольшие группы населения, а есть распространенные, к которым склонны все. Однако тот наглядный пример произвел на меня сильное впечатление, сохранившееся до сих пор.

Итак, кого может поразить инсульт? Редкое ли это заболевание или им может заболеть любой человек? И есть ли способы его избежать, если имеется склонность к нему?

В России регистрируется около 450 000 инсультов в год, а население нашей страны составляет порядка 142,5 миллиона человек. Следовательно, только в текущем году инсульт может случиться у 1 из 310–320 человек. Можно ли определить, кто именно попадет в эту печальную статистику? К счастью, закономерности есть. Зная их, можно дать достаточно надежный прогноз относительно опасности возникновения инсульта.

Риск можно самостоятельно рассчитать, пройдя несложный тест. Ответьте на вопросы из таблицы 1 и подсчитайте баллы за каждый ответ “да”. Если вы не знаете, как ответить на вопрос, считайте, что ответ положительный.

Таблица 1. Вероятность возникновения инсульта

Если вы набрали 3 и более баллов, то риск инсульта существует. Если вы набрали 5 и более баллов, он довольно высок. Следует обратиться к врачу в ближайшее время, чтобы получить рекомендации по обследованию и профилактике.

Тест, который вы только что прошли, помогает не только пациентам, но и врачам. Конечно, врач не стоит у постели пациента, сверяясь с бумажкой. Все факторы риска инсульта мы помним наизусть, на подсознательном уровне. Иногда одной минуты хватает для того, чтобы понять, что пациент, на первый взгляд выглядящий тяжелобольным, “не имеет права” болеть инсультом, а другой, наоборот, требует пристального к себе внимания, несмотря на скудную симптоматику.

В приемное отделение самостоятельно обратилась 23-летняя женщина с жалобами на внезапно возникшую асимметрию лица. Прочитав в интернете, что это может быть симптомом инсульта, перепуганная пациентка своим ходом дошла до больницы. Ее левая носогубная складка была сглажена, речь невнятна, веки левого глаза полностью не смыкались. Однако конечности противоположной, правой стороны тела двигались в полном объеме, что, естественно, не исключало инсульта, но вызывало некоторые сомнения в таком диагнозе. Все же главные сомнения возникли из-за полного отсутствия у пациентки факторов риска атеросклероза и инсульта. Действительно, худощавые молодые женщины, не страдающие гипертонией и сахарным диабетом, не должны болеть инсультом. Поэтому были проведены дополнительные консультации. Больная была осмотрена ЛОР-врачом, который диагностировал воспаление среднего уха, осложнившееся невритом лицевого нерва. Оказалось, что пациентка в течение нескольких дней отмечала стреляющие боли и заложенность в левом ухе, правда, при нормальной температуре тела, но к врачу не обращалась. После курса лечения явления отита прошли, нормализовалась и работа лицевого нерва, а лицо вновь обрело прежнюю красоту.

А вот другой недавний случай.

В больницу по направлению скорой помощи был доставлен 58-летний пациент, который при осмотре не высказывал никаких жалоб. Причиной госпитализации явился эпизод слабости в правой руке и ноге, сопровождавшийся потерей речи. Уже к моменту прибытия бригады на дом к пациенту эти симптомы полностью исчезли. Движения конечностей не были затруднены, речь четкая. Даже компьютерная томография не выявила патологии головного мозга. Тем не менее, пациент был госпитализирован. При проведении дуплексного сканирования сосудов шеи были обнаружены участки сужения артерий, потребовавшие оперативного вмешательства.

Остается добавить, что пациент выглядел значительно старше своих лет, в 52-летнем возрасте перенес инфаркт миокарда, страдал гипертонической болезнью, не получая необходимого лечения. Характерное желтое окрашивание пальцев правой руки и усов выдавали в нем заядлого курильщика.

Обращаемся к таблице 1. Первая пациентка набрала ровно 0 баллов. Пусть даже уровень холестерина не был известен при первом осмотре (у молодых он обычно в норме), а речь о курении не шла. В любом случае количество баллов не превысило бы 3, следовательно, риск инсульта был минимальным.

Второй пациент набрал 8 баллов даже при самом поверхностном с ним знакомстве. Причина госпитализации (эпизод слабости в правых конечностях с потерей речи) – 5 баллов. Перенесенный инфаркт, курение, гипертоническая болезнь – по 1, хотя это уже неважно: 5 баллов – более чем достаточное основание для того, чтобы отнестись к пациенту со всей серьезностью.

Пройдите этот тест самостоятельно и решите, каков ваш риск заболеть инсультом. Если он высок – обращайтесь к врачу немедленно. При умеренном риске внимательно прочитайте эту книгу, возможно, она поможет вам сохранить здоровье.

9 мифов об инсульте

По данным Всемирной организации здравоохранения, инсульт занимает второе место в списке причин смертности во всем мире. При этом он все чаще обрастает мифами, и мало кто знает, из-за чего он возникает, как его предотвратить и что делать, если инсульт все-таки случился. «Сноб» собрал девять популярных заблуждений об инсульте, а главный врач реабилитационной клиники «Три сестры» Дмитрий Кухно опроверг их

Поделиться:

1. Инсульт — это самостоятельное заболевание

Нет. На самом деле это осложнение или последствие одного или нескольких хронических заболеваний. Инсульт молниеносен, недаром в прошлом его называли «апоплексический удар». Его можно сравнить со взрывом, который никогда не возникает из ниоткуда. Наиболее частой причиной острого нарушения мозгового кровообращения (ОНМК) — так еще врачи называют инсульт — является атеросклероз, болезнь, которая поражает кровеносную систему человека. Она приводит к хрупкости сосудов, лопанью так называемых атеросклеротических бляшек и образованию на месте повреждения бляшки тромбов. Если тромб не растворяется и продолжает расти, то в конце концов он отрывается и уносится по ходу сосуда с артериальным кровотоком. Если тромб закрывает сосуд головного мозга, то происходит инсульт. Атеросклероз ускоряется гипертонией, повышенным содержанием холестерина и сахара в крови.

2. Инсульт нельзя предотвратить

Это не так. Есть два типа факторов риска, которые приводят к инсульту. Одни называют немодифицируемыми: на них нельзя повлиять. Например, к ним относят пол и возраст. Но другие факторы — модифицируемые — человек вполне может контролировать. Среди них — уровень холестерина и сахара в крови, давление и вес.

По статистике, у мужчин инсульт бывает чаще, чем у женщин, а после 55 лет риск инсульта увеличивается в два раза каждые 10 лет. При этом если следить за давлением, контролировать уровень сахара и холестерина в крови, риск значительно снижается. Этот процесс можно сравнить с ремнем безопасности в машине: если вы пристегнуты, полностью исключить вероятность аварии нельзя, при этом шансов выжить, если она все же произойдет, значительно больше.

Фото: Getty Images

3. Инсульт грозит только пожилым

Нет. К сожалению, инсульт может быть даже у детей. Когда ребенок находится в утробе матери, его легкие еще не работают, а в сердце имеется отверстие, через которое поступает кровь. Потом ребенок рождается, начинается кровообращение через легкие, и отверстие закрывается. Но иногда этого не происходит: вместо того чтобы раствориться в легких, венозный тромб попадает через это незаросшее отверстие в артериальную систему кровообращения, а оттуда в головной мозг — в результате происходит инсульт. Поэтому, если отверстие не закрылось само, его закрывают хирургическим путем.

Инсульты случаются и у молодых людей. Как правило, это связано с генетическими особенностями. К инсульту может привести врожденный диабет или повышенное тромбообразование. Но генетика определяет не все. Например, иногда во время родов у женщин очень сильно поднимается давление, и из-за этого тоже может произойти инсульт.

Читать еще:  Маркировки на тюбике с зубной пастой

4. Инсульт всегда заканчивается параличом

Если вы порежете палец, в организме сразу же запустятся восстановительные процессы. То же и с инсультом. Инсульт не всегда заканчивается параличом, но, даже если часть тела парализована, подвижность можно восстановить. Как правило, 50% двигательной активности после инсульта восстанавливается в первые три месяца, если сразу начать над этим работать. Мы не задумываемся, когда чистим зубы и завариваем чай. Но для человека, пережившего инсульт, даже такие простые действия оказываются сложными. Поэтому уже на начальном этапе крайне важна реабилитация: выполнение определенных упражнений и движений ускорит процесс и сделает его более эффективным. Заключительная часть восстановления начинается спустя год, когда здоровые участки мозга берут на себя функцию погибших. К примеру, та часть мозга, которая отвечает за ногу, может взять на себя функции руки. Конечно, при этом рука не будет такой подвижной, как раньше, но совершать определенные действия сможет.

5. Повторный инсульт всегда приводит к смерти

К счастью, это не так. Бывает и такое, что люди переживают по пять инсультов. В целом же медицина активно развивается, врачебное сообщество становится более образованным и может вовремя определить причины инсульта и назначить необходимую профилактику. Кроме того, существует много просветительских проектов, которые популяризируют эту тему, рассказывают, как распознать инсульт, на что обратить внимание и какую помощь оказать в первую очередь. В совокупности все это приводит к тому, что сегодня повторные инсульты происходят гораздо реже, чем раньше.

6. При симптомах инсульта можно принять таблетку и отлежаться дома, а скорую нужно вызывать только в крайнем случае

Это заблуждение. Оставаться дома нельзя: в конечном итоге это может стоить жизни. По статистике, 30% инсультов смертельны, поэтому своевременная помощь критически важна. К тому же инсульт имеет тенденцию прогрессировать. Можно провести такую аналогию: если вы прищемили палец дверью — это инсульт, а последующий отек — это прогресс инсульта. Соответственно, в первые несколько дней признаки инсульта нарастают, и состояние человека может ухудшаться. Как правило, пациентов в таком состоянии кладут в палаты интенсивной терапии: здесь постоянно следят за их состоянием и оказывают всю необходимую помощь. Кроме того, в 25–30% случаев за одним инсультом следует другой, а чтобы этого не допустить, важна профилактика.

Фото: Getty Images

7. Курение, алкоголь и стресс не влияют на риск развития инсульта

Это не так. Доказано, что образ жизни влияет на риск возникновения инсульта. Например, курение вызывает ускоренный атеросклероз. Алкоголь в умеренных дозах не повредит, но если им злоупотреблять, может повышаться давление, и в результате есть риск возникновения гипертонического криза. Стресс тоже может спровоцировать возникновение инсульта. Когда человек нервничает, происходит выброс адреналина, учащается сердцебиение и повышается давление.

Для профилактики инсульта важна физическая нагрузка. Она сохраняет эластичность сосудов и увеличивает количество рецепторов, которые захватывают холестерин и сахар, тем самым не давая им повыситься. Именно поэтому людям, страдающим диабетом, часто рекомендуют заниматься гимнастикой.

8. Восстановиться после инсульта можно с помощью робота

С этим можно поспорить. Действительно, иногда восстановление происходит с помощью роботов: человека помещают в подвесную систему, закрепляют ремнями, нажимают на определенные кнопки, и робот начинает за него идти. У пациента, который долго лежал, создается иллюзия, будто он может свободно ходить. Но это часто дает обратный эффект. Когда его отсоединяют от системы, оказывается, что он не может пошевелиться, а эйфория и надежда были ложными. Важно, что при инсульте поражена ткань головного мозга, а не конечности. Для восстановления нейрона нужно повторение задачи. Пассивное изменение положения рук и ног без обратной связи не способствует восстановлению двигательной функции. Пациент сам должен прикладывать усилия. Этот процесс можно сравнить с игрой на гитаре: когда вы учитесь, вам нужно самостоятельно и многократно брать аккорды до тех пор, пока вы не получите результат.

9. Во время реабилитации главное — снова научиться двигаться

Конечно, восстановление двигательных функций крайне важно. Но это еще не все. Представьте, что вы бы ходили в школу, где учат только математике. Вы бы не знали ни языка, ни биологии, ни физики и были бы односторонне развиты.

После инсульта тоже важна междисциплинарная реабилитация. Поэтому ее рекомендуют проходить в специальных центрах, где с пациентом работают сразу несколько специалистов, включая физического терапевта, логопеда и когнитивного психолога, который занимается памятью, мышлением и прагматикой.

Почему это важно? Иногда бывает, что пациент может двигаться, но при этом у него есть проблемы с памятью. Например, он все время забывает выключить газ. Восстановить такие функции как раз помогает когнитивный психолог.

Во время реабилитации крайне важна и работа психолога, который занимается эмоциональным состоянием пациента. Инсульт часто разделяет жизнь на до и после. Люди нередко впадают в депрессию. Психолог учит тому, что инсульт — это не приговор, и помогает найти мотивацию жить дальше.

Жизнь до и после инсульта

© Серия «Семейный доктор», 2017

© Иллюстрации А. Крулев, 2017

Почему вы решили купить эту книгу? Наиболее дальновидные из вас хотят узнать, как предотвратить такое тяжелое заболевание, как инсульт. Другие уже перенесли его, либо это случилось с их родными. Беседа с лечащим врачом не помогла полностью разобраться в происходящем. Противоречивые сведения из интернета запутали еще больше. Специальная литература, предназначенная для врачей, слишком сложна для понимания людей, не имеющих медицинского образования. Остается последний вариант – прочитать книгу, написанную врачом для пациентов и их близких.

Когда я писал эту книгу, то часто вспоминал беседы с родственниками моих пациентов, проходившие в приемные часы больницы. Нередко у меня складывалось впечатление, что, услышав краткие сведения о состоянии здоровья больных, они хотели задать какой-то важный вопрос, но не могли его сформулировать.

Чтобы облегчить вашу задачу, я отобрал часто встречающиеся и наиболее грамотные вопросы и подробно ответил на них.

Что такое инсульт? Кто может им заболеть? Есть ли у врачей какие-нибудь секреты, позволяющие быстро помочь при инсульте или эффективно предотвратить его? Все это я постарался описать в книге, которую вы держите в руках.

Великий ученый М. В. Ломоносов писал: «Один опыт я ставлю выше, чем тысячу мнений, рожденных только воображением». Именно поэтому я поместил в книгу случаи из своей практики, которые иллюстрируют теоретическую часть повествования, помогают отличить важное от второстепенного, а также, я надеюсь, уберегут читателей от типичных ошибок.

Часть I. Инсульт

Глава 1. Кто может заболеть инсультом

Прежде чем ответить на этот вопрос, я хочу вспомнить один случай, произошедший во время моего обучения в институте на кафедре рентгенологии. На зачетном занятии преподаватель выдал мне два рентгеновских снимка. На снимке легких был хорошо заметен «шарик» с небольшим просветлением в верхней его части – четкий признак абсцедирующей пневмонии. На втором снимке был запечатлен поясничный отдел позвоночника пациента, страдающего остеохондрозом.

Преподаватель остался доволен поставленными мною диагнозами и их обоснованием, но решил задать неожиданный для меня дополнительный вопрос. «Как вы думаете, – спросил он, – кто может заболеть абсцедирующей пневмонией?» «По-моему, каждый, – ответил я. – Тяжелая простуда может у кого угодно вызвать такую болезнь». «Нет, – прервал преподаватель мои рассуждения, – абсцедирующая пневмония у кого угодно не возникает. Это редкое заболевание, и поражает оно людей с резко ослабленным иммунитетом, как правило, хронических алкоголиков. Ну, а кто заболеет остеохондрозом?» Я долго молчал, пытаясь придумать, какие факторы могут вызвать поражение поясничного отдела позвоночника. «А вот остеохондрозом действительно заболеет каждый из нас – это расплата человека за прямохождение».

Конечно, я и раньше знал, что есть редкие болезни, к которым предрасположены небольшие группы населения, а есть распространенные, к которым склонны все. Однако тот наглядный пример произвел на меня сильное впечатление, сохранившееся до сих пор.

Итак, кого может поразить инсульт? Редкое ли это заболевание или им может заболеть любой человек? И есть ли способы его избежать, если имеется склонность к нему?

В России регистрируется около 450 000 инсультов в год, а население нашей страны составляет порядка 142,5 миллиона человек. Следовательно, только в текущем году инсульт может случиться у 1 из 310–320 человек. Можно ли определить, кто именно попадет в эту печальную статистику? К счастью, закономерности есть. Зная их, можно дать достаточно надежный прогноз относительно опасности возникновения инсульта.

Риск можно самостоятельно рассчитать, пройдя несложный тест. Ответьте на вопросы из таблицы 1 и подсчитайте баллы за каждый ответ «да». Если вы не знаете, как ответить на вопрос, считайте, что ответ положительный.

Таблица 1. Вероятность возникновения инсульта

Если вы набрали 3 и более баллов, то риск инсульта существует. Если вы набрали 5 и более баллов, он довольно высок. Следует обратиться к врачу в ближайшее время, чтобы получить рекомендации по обследованию и профилактике.

Тест, который вы только что прошли, помогает не только пациентам, но и врачам. Конечно, врач не стоит у постели пациента, сверяясь с бумажкой. Все факторы риска инсульта мы помним наизусть, на подсознательном уровне. Иногда одной минуты хватает для того, чтобы понять, что пациент, на первый взгляд выглядящий тяжелобольным, «не имеет права» болеть инсультом, а другой, наоборот, требует пристального к себе внимания, несмотря на скудную симптоматику.

В приемное отделение самостоятельно обратилась 23-летняя женщина с жалобами на внезапно возникшую асимметрию лица. Прочитав в интернете, что это может быть симптомом инсульта, перепуганная пациентка своим ходом дошла до больницы. Ее левая носогубная складка была сглажена, речь невнятна, веки левого глаза полностью не смыкались. Однако конечности противоположной, правой стороны тела двигались в полном объеме, что, естественно, не исключало инсульта, но вызывало некоторые сомнения в таком диагнозе. Все же главные сомнения возникли из-за полного отсутствия у пациентки факторов риска атеросклероза и инсульта. Действительно, худощавые молодые женщины, не страдающие гипертонией и сахарным диабетом, не должны болеть инсультом. Поэтому были проведены дополнительные консультации. Больная была осмотрена ЛОР-врачом, который диагностировал воспаление среднего уха, осложнившееся невритом лицевого нерва. Оказалось, что пациентка в течение нескольких дней отмечала стреляющие боли и заложенность в левом ухе, правда, при нормальной температуре тела, но к врачу не обращалась. После курса лечения явления отита прошли, нормализовалась и работа лицевого нерва, а лицо вновь обрело прежнюю красоту.

А вот другой недавний случай.

В больницу по направлению скорой помощи был доставлен 58-летний пациент, который при осмотре не высказывал никаких жалоб. Причиной госпитализации явился эпизод слабости в правой руке и ноге, сопровождавшийся потерей речи. Уже к моменту прибытия бригады на дом к пациенту эти симптомы полностью исчезли. Движения конечностей не были затруднены, речь четкая. Даже компьютерная томография не выявила патологии головного мозга. Тем не менее, пациент был госпитализирован. При проведении дуплексного сканирования сосудов шеи были обнаружены участки сужения артерий, потребовавшие оперативного вмешательства.

Читать еще:  Прожилки крови в кале

Остается добавить, что пациент выглядел значительно старше своих лет, в 52-летнем возрасте перенес инфаркт миокарда, страдал гипертонической болезнью, не получая необходимого лечения. Характерное желтое окрашивание пальцев правой руки и усов выдавали в нем заядлого курильщика.

Обращаемся к таблице 1. Первая пациентка набрала ровно 0 баллов. Пусть даже уровень холестерина не был известен при первом осмотре (у молодых он обычно в норме), а речь о курении не шла. В любом случае количество баллов не превысило бы 3, следовательно, риск инсульта был минимальным.

Второй пациент набрал 8 баллов даже при самом поверхностном с ним знакомстве. Причина госпитализации (эпизод слабости в правых конечностях с потерей речи) – 5 баллов. Перенесенный инфаркт, курение, гипертоническая болезнь – по 1, хотя это уже неважно: 5 баллов – более чем достаточное основание для того, чтобы отнестись к пациенту со всей серьезностью.

Дмитрий Хан: «Инсульт всегда разделяет жизнь человека на жизнь до и после»

Сердечно-сосудистые заболевания на сегодняшний день находятся на первом месте в мире среди причин смертности. При этом одну из первых позиций занимает инсульт. О том, что его провоцирует, а также о возможностях спасти человека рассказал главный внештатный специалист по острым нарушениям мозгового кровообращения (ОНМК) департамента здравоохранения, заведующий отделением ОНМК краевой клинической больницы № 1 Дмитрий Хан.

— Дмитрий Сукгитович, что такое инсульт? Какие факторы способны его спровоцировать?

— Инсульт — это заболевание, при котором поражается головной мозг человека. Происходит либо закупорка сосудов, либо разрыв сосуда, в результате чего нарушается питание клеток мозга, и, соответственно, у человека какая-то часть мозга перестает работать. Это приводит к тому, что появляется определенная симптоматика, которая об этом свидетельствует.

Причинами инсульта могут стать гипертония, повышенный холестерин, который вызывает атеросклероз сосудов, сахарный диабет и нарушение ритма, которое называется фибрилляцией предсердий.

— Какова ситуация с инсультами в Приморье: стало ли их больше или меньше за последние пять лет?

— В целом ситуацию я бы оценил как стабильную. Дело в том, что у нас люди не любят профилактироваться, поэтому, к сожалению, об уменьшении числа инсультов пока говорить не приходится. Это также связано с тем, что ситуация с провоцирующими заболеваниями, достаточно сложная. Я считаю, что чтобы что-то изменить в лучшую сторону, стоит как-то пересмотреть систему профилактики.

— Часто приходится слышать о том, что сердечно-сосудистые заболевания «молодеют». Можно ли сказать, что инсульты в последнее время стали все чаще встречаться у более молодых людей?

— Болезни «молодеют», и, соответственно, инсульты тоже «молодеют». Сейчас очень много молодых людей, которые страдают гипертонией, сахарным диабетом, ожирением, повышенным холестерином, поэтому и инсульты среди молодых людей стали встречаться чаще. Если раньше инсульты поражали людей старше 60 лет, то сейчас уже достаточно случаев, когда инсульт встречается у людей в возрасте 40–50 лет. Для семей, в которых у близкого родственника случается инсульт, это становится настоящим испытанием.

— Каковы последствия инсульта для здоровья человека и качества его жизни?

— Инсульт всегда разделяет жизнь человека на жизнь до и после. Часто так бывает, что даже не слишком значительные повреждения мозга приводят к тому, что это очень сильно меняет людей. К тому же инсульт, как правило, предполагает инвалидизацию: поскольку поражается мозг, у человека утрачиваются те или иные функции. При этом люди зачастую меняются. Последствия инсульта всегда гораздо более серьезны для родственников. Сильно меняется быт человека после инсульта, а все силы и средства направляются на то, чтобы реабилитировать его и не довести до повторного инсульта.

После перенесенного инсульта человек меняется и психологически. У многих случаются депрессии. Это связано с тем, что после инсульта человек уже не может делать вещи, которые раньше мог делать. У него нет ощущения полного здоровья, у него нет ощущения ясной головы.

— Как проходит реабилитация пациента после инсульта в Приморском крае?

— В настоящее время мы находимся на пути к тому, чтобы у нас появилась сеть реабилитационных заведений. Предполагается, что пациенты из наших отделений попадают на втором этапе реабилитации, где проводятся соответствующие реабилитационные мероприятия. Есть третий этап, когда человек уже самостоятельно передвигается. На данном этапе он может уже полностью восстановиться.

На сегодняшний день в Приморском крае пока не существует достаточного количества подобных заведений, поэтому большинство пациентов выписывается на дом, где реабилитацию им организуют родственники. Самое главное, чтобы люди поняли, что даже при наличии широкой сети организованных реабилитационных клиник основная работа будет падать на плечи родственников, поскольку никакая организация не сможет заниматься с пациентами столько, сколько ему это необходимо.

В любом случае после выписки пациента домой родственников обучают приемам, подходам и умениям, которые потребуются при домашней реабилитации. Важно помнить, что люди после инсультов имеют высокие шансы повторно перенести инсульт. Это может произойти в том случае, если они не будут соблюдать рекомендации врачей по медикаментозной профилактике. Те препараты, которые указаны в выписных эпикризах, обязательно должны приниматься. В противном случае повторного инсульта не избежать.

Родственникам стоит взять ситуацию под свой личный контроль. Нужно озадачиться не только тем, чтобы обеспечить реабилитацию и уход, но и позаботиться о том, чтобы человек вовремя принимал те препараты, которые ему предписаны. Почему это важно? Дело в том, что у людей после инсульта могут быть проблемы с памятью, кроме того, они могут быть не совсем адекватны.

— Расскажите о том, как появилась диагностика «УДАР»? Что она из себя представляет?

— В Приморском крае диагностика «УДАР» появилась в 2014 г. Тогда впервые мною была проведена акция на День борьбы с инсультом — 29 октября. До этого мероприятия у нас в России эта диагностика никак не популяризировалась. Она была не мною придумана, а найдена в Интернете. Для Приморского края на тот момент она стала настоящей находкой, и от нас она пошла дальше по России.

Диагностика «УДАР» очень запоминаема: улыбка, движение, атикуляция — чтобы определять, что с человеком произошел именно инсульт.

Каждая буква — это некий симптом инсульта: У — кривая улыбка, Д — движение, слабость в руке и ноге с одной стороны, А — артикуляция, нарушение речи. Р — решение: если есть хотя бы один из этих симптомов, значит, нужно звонить в скорую помощь (с мобильного телефона — 103). При этом важно помнить, что у нас есть 4,5 часа, чтобы спасти человеку жизнь. Если человек вовремя попадает к нам, то у него есть шанс выйти без последствий.

— Сколько уже прошло мероприятий, связанных с популяризацией диагностики «УДАР»?

— Мероприятий прошло невероятно много. Хочу отметить, что на сегодняшний день Приморский край является лидером по количеству проведенных мероприятий по популяризации диагностики «УДАР». Форматы мероприятий были самые разные. Это были как общегородские мероприятия, так и те акции, которые мы сами организовывали. Среди них День города, «Ярмарка здоровья», «День путешественника», автофлешмоб на центральной площади города. Тогда мы собрали из 100 автомобилей «УДАР» и «Инсульту нет» — такое мероприятие стало первым такого рода в России. Кроме того, это и те Дни инсульта, которые мы организовываем. Такого в России тоже еще нет: я ни разу не слышал о том, чтобы где-то День инсульта проводился в формате семейного праздника. Это наш уникальный концепт.

Для меня было важно, чтобы люди захотели прийти с детьми, а мы их смогли в веселой и непринужденной форме обучить симптомам инсульта. На самом деле, несмотря на активную трансляцию диагностики «УДАР», опросы показывают, что люди не запоминают аббревиатуру. Они даже элементарно не могут расшифровать эти буквы. Поэтому так важно, чтобы человеку захотелось узнать эту информацию и запомнить.

Форматы, когда мы пугаем людей, не работают. Люди не хотят слышать ничего страшного, ужасного. Они не хотят приближаться к слову «инсульт». Для них это слово пугающее. Поскольку мы за позитив, мы выбрали такой формат проведения мероприятия.

Последний раз мы проводили такое мероприятие 27 октября. Было желание, чтобы это получился большой яркий праздник. Для достижения цели была сформирована мощная концертная программа, мы провели большое количество конкурсов, было беспрецедентное количество призов, которые были предоставлены нашими партнерами. Но самое главное, что мы сделали, это раздали пять тысяч брошюр, которые были подготовлены к этому мероприятию. В них содержится исчерпывающая информация для людей, написанная очень простым языком. Там только самое важное и необходимое.

Фонды оказывают безвозмездную финансовую помощь в организации таких мероприятий, вносят пожертвования, чтобы мы могли проводить такие мероприятия.

— Дмитрий Сукгитович, как еще распространяется информация, касающаяся профилактики инсульта?

— Для распространения информации о профилактике инсульта мы стараемся использовать по максимуму все возможные ресурсы. В частности, проводится огромное количество лекций. У нас только на предприятиях лекции об инсульте прослушали более двух тысяч человек. Помимо этого, в сентябре этого года у нас был открытый урок с заместителем министра Олегом Олеговичем Сологаем, и этот формат настолько понравился руководству, что управление образования города Владивостока и департамент здравоохранения Приморского края в рамках реализации краевой госпрограммы «Развитие здравоохранения Приморского края» на 2013–2021?гг. инициировали кампанию, в результате которой 64 учебных заведения города Владивостока провели у себя подобные уроки. В них приняли участие более 400 преподавателей, студентов и старшеклассников. Это абсолютно беспрецедентная кампания!

Дело в том, что дети — это самые благодарные слушатели. Дети могут оказаться рядом со старшими, когда с ними случится инсульт. К тому же к ним прислушиваются взрослые. То есть информация, полученная взрослыми от своих детей через полученные ими брошюры, а также через их рассказы, будет наиболее эффективно воспринята. Поэтому я меня есть огромное желание сделать так, чтобы наши дети захотели стать участниками нашего альянса, стать той командой, которая бы спасала взрослых.

— Как популяризация диагностики «УДАР» повлияла на ситуацию во Владивостоке и в Приморском крае?

— Диагностика нужна для того, чтобы человек вовремя попадал в больницу. То есть 4,5 часа — это то время, в течение которого человека можно спасти. Если происходит закупорка сосудов тромбом, то можно ввести препарат, так называемый тромболизис, и растворить этот тромб. Так вот, на конец 2016?г. во Владивостоке было произведено 70 тромболизисов. По состоянию на сентябрь этого года тромболизисов сделано уже около 200. При этом до конца года еще три месяца. Понимаете, как это много? А ведь за каждым тромболизисом — человеческие судьбы. Поэтому это то, ради чего необходимо работать, что необходимо транслировать, что действительно очень важно и нужно. Диагностика «УДАР» позволяет на 90% точно определить инсульт. Это в состоянии освоить даже ребенок.

Читать еще:  УЗИ малого таза у женщин: зачем и когда делается

— Что обязательно нужно знать человеку, который находится в группе риска по инсульту?

— Из всех симптомов нарушение движения, то есть слабость в руке — это тот симптом, который человек может оценивать. Кривизну на лице человек даже может не понять. Особенно нарушение речи — это тоже факт неочевидный. Очень часто человек даже не понимает, что с ним случилась беда. Поэтому человеку должно повезти, что рядом окажется кто-то, кто будет располагать знаниями относительно диагностики инсульта. Если человек ощущает слабость в руке, то он немедленно должен дозвониться до скорой. При этом важно, чтобы у него не было нарушения речи. Здесь очень много нюансов.

Нам часто люди говорят: «Я даже не понял, что со мной случилась беда». Это самое страшное. Наша задача — обучить всех. И это не обучение пожилых, это обучение всех групп населения, поэтому формат мероприятий, через которые доносится эта информация, — это не кампании с позиции «запугать», это кампании с позиции «сделать информацию позитивной и привлекательной».

Личный опыт«Готовьтесь к худшему»:
Как я пережила инсульт
в 20 лет

«Каждый новый врач говорит, что никакого инсульта у меня быть не может»

Хотя заболевания сердца и сосудов считаются проблемой пожилых людей, они встречаются и в молодом возрасте, даже у тех, кто ведёт здоровый образ жизни. К сожалению, люди, перенёсшие инсульт — острое нарушение мозгового кровообращения — или инфаркт миокарда в молодости, часто сталкиваются с недоверием или даже обвинениями в употреблении наркотиков или допинга: многие не верят, что болезнь может возникнуть «просто так». Мы поговорили с Анастасией Мартыновой о том, как изменилась её жизнь после инсульта в двадцать лет.

Мне двадцать три года, и я работаю исполнительным ассистентом, параллельно веду два проекта: занимаюсь сдачей недвижимости в субаренду в США и отправляю российских моделей работать за границу. Мы с мужем полгода назад уехали из Питера и с тех пор путешествуем в режиме нон-стоп. Сейчас едем зимовать в Сочи — там тепло, а с холодом у меня отношения не очень. Я бодра и болтлива — на первый взгляд, невозможно сказать, что два года назад врачи уверенно пророчили мне остаток жизни в инвалидном кресле.

Я была активным подростком: с шестнадцати лет занималась ушу и по два-три часа в день ходила пешком. В Саратове, откуда я родом, это единственный способ предсказуемо передвигаться, с транспортом вечно какие-то сложности. Как и все, я могла позволить себе выпить с друзьями раз в месяц, но вредных привычек, вроде курения или наркотиков, не было. Моя мама — врач, поэтому вся семья всегда была тщательно обследована, каждый знал о своих особенностях и хронических болезнях.

О том, что у меня могут быть серьёзные проблемы со здоровьем, не было и речи до июня 2015 года. Тогда я только что переехала в Питер к будущему мужу. Однажды утром мы с ним и подругой завтракали, обсуждая заманчивые преимущества жизни в большом городе. Внезапно у меня закружилась голова, и я, не подозревая ни о чём, решила полежать. Когда я села в кровати и взглянула в зеркало, происходящее показалось страшным сном: правый глаз смотрел куда-то вбок, а изображение двоилось. Муж сразу же вызвал скорую. Через пятнадцать минут я уже не могла ходить, как будто сломался какой-то внутренний «уровень» и весь мир повернулся на 45 градусов. Меня это даже немного успокоило — помню, что в любимой книге Оливера Сакса «Человек, который принял жену за шляпу» была целая глава про такой синдром — а значит, это хотя бы знакомо медицине.

К моменту приезда скорой отнялась левая половина тела, причём не так, как будто я её отсидела, а как если бы мозг просто забыл о ней — будто и не было никогда второй руки и ноги. По приезде в больницу начались галлюцинации. Был забавный случай: во время осмотра я заметила, что восточный рисунок на шали врача двигается, о чём и поспешила сообщить. Врач очень забеспокоилась и засуетилась, ведь на ней не было никакой шали. После этого я потеряла сознание и приходила в него лишь пару раз за вечер, галлюцинируя и принимая пришедших поставить капельницы медсестёр за мужа. Это не самая типичная для инсульта картина, поэтому врачи развели руками и сказали: «Мы не знаем, что с вами. Сделаем всё, что можем, но готовьтесь к худшему».

Во время осмотра я заметила, что восточный рисунок на шали врача двигается,
о чём и поспешила сообщить. Врач очень забеспокоилась, ведь на ней не было никакой шали

Как ни странно, диагноз ОНМК — острые нарушения мозгового кровообращения — стал облегчением для всей семьи: поначалу врачи склонялись к рассеянному склерозу или острой нейроинфекции. При таком выборе инсульт звучал как подарок. Диагноз ставили долго и мучительно: на одно только выяснение, что со мной, ушло две недели, куча анализов, штук пять МРТ и усилия десятка врачей. С врачами, кстати, отдельная история: каждый новый специалист говорит, что никакого инсульта у меня быть не может. До сих пор половина времени приёма у любого специалиста околоневрологического профиля уходит на показ снимков МРТ и попытки убедить их в правильности диагноза (не всегда, впрочем, успешные). Как выяснилось, доктора не склонны доверять своим коллегам. Хотя их тоже можно понять, ведь причину инсульта так и не нашли. Самой правдоподобной версией кажется тромб, который забил сосуд в мозгу, а потом исчез. В итоге к ней и пришли за неимением ничего лучшего. Нет ни единой зацепки: я всё ещё абсолютно здоровый человек, только с рубцом внутри головы.

Тем не менее медики разобрались, что у меня случился инсульт, вовремя сделали всё, что нужно, а восстановление пошло семимильными шагами. Уже через день я пришла в сознание, через два могла сама встать на ноги, через три — пройти пару метров. Дольше всего сохранялись косоглазие и двоение в глазах — их пришлось терпеть неделю. После перспективы провести остаток жизни в инвалидном кресле двоение в глазах меня не очень-то пугало, и в свободное от процедур время я подбирала симпатичную пиратскую повязку на глаз в разделе «Карнавал» на ASOS. К счастью, она не понадобилась: зрение восстановилось полностью. Сложнее всего было пережить пару месяцев, когда нельзя было вставать с кровати и гулять; любая нагрузка приводила к ужасной головной боли. Впрочем, этот период я помню только урывками: память после инсульта заметно ухудшилась.

Теперь мне сложно гулять по несколько часов в день и сильные эмоциональные или физические нагрузки (например, кроссфит) мне противопоказаны. Стало сложнее говорить, порой я подолгу вспоминаю нужные слова. Иногда появляется глазная мигрень — это временная потеря части поля зрения. Она пугала только первые пару раз, сейчас я знаю, что это знак — нужно отдохнуть. Пожалуй, стало хуже с какими-то сложными социальными расшаркиваниями, и иногда я могу показаться людям грубой. Юмор стал более детским и примитивным, но это скорее плюс, чем минус: оказывается, многим нравятся шутки про какашки, но все боятся в этом признаться.

Стало сложнее говорить, порой я подолгу вспоминаю нужные слова. Юмор стал более детским и примитивным, но это скорее плюс, чем минус: оказывается, многим нравятся шутки про какашки, но все боятся в этом признаться

Я невероятный везунчик: все, кто лежал со мной в палате, отделались не так легко. У кого-то остались нарушения речи, у кого-то сильно изменилось поведение. В коридоре больницы много людей учатся ходить заново, мучительно, шаг за шагом — и я могу только благодарить бога, что это обошло меня стороной.

Сейчас мне просто нужно прилагать чуть больше усилий, чтобы чувствовать себя хорошо. Ничего суперсложного: не уставать, соблюдать режим сна, спать не менее шести-восьми часов в сутки, хорошо питаться. Ничего такого, чего я бы не делала до инсульта. Но самое главное — нельзя нервничать и переутомляться. Это настоящее искусство, которому я до сих пор не научилась до конца. Только стресс может серьёзно нарушить нормальный уклад моей постинсультной жизни. От переживаний может начаться глазная мигрень или, например, на время пропасть речь. Это очень мотивирует лишний раз не ссориться и не переживать по мелочам. По лекарствам всё просто: нужно всегда иметь при себе запас ингибитора свободнорадикальных процессов, чтобы в случае головной боли или любых странных симптомов принять его. Эти таблетки продаются в каждой аптеке, поэтому с ними ни разу не было каких-то проблем. Перед длительными полётами необходимо принимать аспирин, чтобы исключить риск тромбоза — по этой же причине мне противопоказаны оральные контрацептивы.

Всё время, что я была в больнице, мне не было страшно. У меня удивительные близкие и друзья, я ощущала поддержку со всех сторон, а времени погружаться в мрачные мысли просто не было. Рядом со мной постоянно были мама и муж, каждый день кто-нибудь приходил. Я точно знала, что мне есть на кого положиться, даже при самом плохом раскладе. Наверное, включился какой-то режим заботы об окружающих: я была уверена, что родным гораздо сложнее, чем мне, и поддерживала их, как могла — шутила и улыбалась везде, даже в скорой по пути в больницу.

А вот потом стало тяжелее: смириться с тем, что из здорового и сильного человека ты превратился в пациента, невероятно сложно. В первые месяцы я пыталась делать привычные круговые тренировки и плакала от бессилия, когда не получалось. Сейчас я понимаю, что так напрягаться было ужасно глупо и безответственно, но отрицание есть отрицание. Самое ужасное — это, конечно, страх. Любое головокружение пугало, потому что воспринималось как начинающийся новый инсульт, что уж говорить о безобидных, но пугающих мигренях. Не знаю, как муж пережил столько стресса — я бы, наверное, сломалась. Сейчас, через три года, у меня начались панические атаки на почве пережитого, и я активно с ними воюю, а муж очень мне в этом помогает.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector